Аналитка: Тернистый путь авторетейла

Валютные колебания, экономический спад, всеобщий карантин и снижение продаж автомобилей больно бьют по российским дилерам. К концу года на грани разорения может оказаться каждый третий из них


Оборот авторетейла занимает значимую долю в отечественной розничной торговле. По оценкам ассоциации «Российские автомобильные дилеры» (РОАД), сейчас ежегодный оборот в этой сфере продаж достигает порядка 3 трлн рублей, и это лишь немногим меньше 10% оборота всей российской розницы, который, по данным Росстата, в 2019 году составил 33,5 трлн.

Внушительно выглядят и финансовые показатели ведущих игроков российского легиона автодилеров. Согласно информации издания «Авто­БизнесРевю», выручка лидирующей с большим отрывом компании «Рольф» по итогам прошлого года достигла 253 млрд рублей, и, несмотря на налоговые претензии властей (из-за чего некоторые топ-менеджеры этого холдинга находятся под следствием и даже в розыске), «Рольф» сумел продать в 2019 году 91,4 тыс. автомобилей, что, впрочем, на 5% меньше, чем в более удачном для компании 2018-м.

На втором месте по числу реализованных машин идет «Автомир», который в прошлом году передал клиентам 70,5 тыс. новых транспортных средств, что позволило компании достигнуть показателя выручки 122 млрд рублей. Далее в десятку лидеров индустрии входят такие компании, как «Транстехсервис», «Мейджор», «Ключавто», «АвтоГермес», «Агат», «Авилон», «Лада-Сервис» и «АвтоСпецЦентр», объемы продаж которых составили в ушедшем году от 25 до 60 тыс. единиц при обороте 50–120 млрд рублей (таб­лицы 1 и 2). Однако в нынешнем году все эти показатели наверняка окажутся намного ниже.

Карантин обнулил продажи

Настоящим катком, подмявшим под себя бизнес российского авторетейла в 2020-м, стали меры, связанные с мероприятиями по защите от коронавируса. Как ни пытались протестовать дилеры против закрытия своих салонов, власти жесткой рукой закрыли все розничные точки продаж автомобилей. Не помог даже призыв оставить в рабочем режиме хотя бы станции технического обслуживания, ведь в них по определению не может быть большого скопления людей, притом что экстренный ремонт транспортного средства во многих случаях – просто критически важная услуга. Хотя бы для того, чтобы доставить, например, заболевшего в больницу.

Вместе с тем, хотя салоны дилеров оказались заперты, а реализация машин почти остановилась, финансовую нагрузку на такие предприятия по поддержанию операционной активности никто не отменял. Им приходилось платить зарплату своим сотрудникам, осуществлять выплаты за аренду и обслуживание помещений, со стороны государства не отменялись также налоги – в частности, на землю и имущество.

Некрасиво повели себя в столь трудной ситуации и банки: некоторые дилеры рассказывают, что в момент начала кризиса ряд финансовых организаций стали требовать выплаты по кредитам и даже пытались пересмотреть ранее установленные процентные ставки по займам. В результате авторетейл оказался в чрезвычайно тяжелом положении. По словам главы РОАД Олега Мосеева, от 10 до 30% автомобильных дилеров страны могут еще до конца года объявить себя банкротами.

Вынос на обочину

Впрочем, отечественный авторетейл страдает от неблагоприятной обстановки уже не один год. В свое время представителям автомобильного бизнеса в России казалось, что объем рынка станет самым большим в Европе и продажи новых машин в стране будут достигать порядка 4 млн единиц. Увы, реальность оказалась куда более прозаичной – сейчас наш рынок новых машин не в состоянии преодолеть даже рубеж в 1,8 млн штук.

На фоне этого крупные убытки несут те дилерские предприятия, которые в расчете на высокий спрос вместо скромных шоу-румов строили огромные дворцы, вкладываясь в их богатую отделку. Хотя надо признать и то, что в какой-то мере к этому продавцов машин подталкивали и автопроизводители. Они ставили завышенные требования перед своими дилерами, вынуждая их возводить фактически торговые центры, которые ни в коем случае не должны были быть мультибрендовыми, то есть делить свою площадь с другими автомобильными марками.
В результате многие инвестиции окупиться не смогли, а численность автомобильных дилеров в России за последние восемь лет неуклонно снижается: по данным Аналитического агентства «Автостат» в начале 2012 года в стране насчитывалось 4,1 тыс. таких предприя­тий, а на начало 2020-го их оставалось уже 3,3 тыс. (график 1).

В числе наиболее громких банкротств последних лет – гибель в 2018 году компании Genser, которая перед своим закрытием продавала ежегодно около 30 тыс. автомобилей 17 марок, имела 45 центров в различных регионах страны и выручку в размере около 50 млрд рублей. Кроме того, разоренными оказались и такие крупные игроки рынка, как «Независимость» (дилер BMW, Audi, Volvo, Jaguar Land Rover), «Аояма» (Honda), «Рус-лан» (Volkswagen).

Снизить налоговое давление

В тяжелых условиях дилеры просят помощи государства, с самого начала кризиса они пишут коллективные письма в правительство. Первое время петиции игнорировались, но потом власти все-таки включили авторетейл в список пострадавших от пандемии отраслей.

В этой связи бизнес рассчитывает на предоставление временных льгот. Прежде всего автодилеры просят ослабить налоговое давление. В частности, речь идет о понижении ставки единого социального налога (ЕСН), что может стать ощутимой поддержкой (в автосервисе от 50 до 70% затрат уходит на зарплаты сотрудникам). Отрасль просит и отсрочку по выплатам налогов на имущество и землю, предлагает ввести отсрочки по НДС, а также не прекращать действие упрощенного режима налогообложения для автосервисов – отменить его планировалось в 2021 году, но теперь компаниям нужно продлить его минимум на три года.

Одновременно авторетейл обращается к автоконцернам. Ранее в своем письме на имя председателя Комитета автопроизводителей АЕБ была сформулирована просьба выплачивать дилерам все бонусы вне зависимости от результатов продаж, предоставлять отсрочки платежей за поставленные автомобили, приостановить требования по всем видам изменений стандартов шоу-румов, а также разрешить продавцам самостоятельно определять нормы затрат на маркетинг, штаты сотрудников и прочие расходы. Представители автопроизводителей пока обтекаемо ответили, что письмо получили и готовы в тяжелых условиях своих партнеров поддержать. Однако о каких именно мерах поддержки может идти речь, со стороны представительств брендов пока не сообщается.

Шипы законодательства

При этом следует отметить, что дилеры рассчитывают на помощь от государства не только в краткосрочной, но и в более отдаленной перспективе, поскольку некоторые направления их бизнеса оказались как бы зажатыми несовершенным законодательством.

Взять,  к примеру, сферу продаж машин с пробегом. Это направление справедливо считается очень перспективным: согласно оценкам агентства «Автостат», по итогам 2019 года объем вторичного рынка автомобилей в России составил 5,4 млн единиц, что в три раза превышает показатель продаж новых машин. Но лишь около 20% подержанных автомобилей у нас в стране реализуется через официальных автодилеров, основная часть продаж идет через объявления на интернет-площадках со всеми вытекающими рисками как для продавцов, так и для покупателей. Запустить этот процесс в более цивилизованное русло мешает как раз несовершенство законодательной базы. Речь идет о часто упоминаемой проблеме «двойного НДС», когда автодилер вынужден отдавать государству почти 20% от суммы сделки дважды – один раз, когда он приобретает транспортное средство у хозяина, и второй – когда затем перепродает его новому владельцу, что ставит дилера в явно невыгодное положение.

По-прежнему острым для бизнеса в сфере продаж подержанных машин остается и вопрос ответственности за скручивание пробега. В некоторых странах такие манипуляции влекут за собой уголовную ответственность, а вот в России безнаказанно изменить реальный пробег машины может любой умелец. И это тоже является препятствием на пути к прозрачности данного сегмента рынка.

Есть законодательные «ямы» и на пути такой, казалось бы, перспективной формы продаж, как реализация машин через Интернет. Сложности развития автомобильного e-commerce сегодня связаны прежде всего с завышенными процентными ставками по банковскому эквайрингу за онлайн-платежи. Дилеры просят финансовую систему поумерить аппетиты и снизить комиссию за оплату автомобилей онлайн. Ведь если при покупке менее дорогих вещей через Интернет сбор в один-два процента чаще всего некритичен для потребителя, то при совершении платежа за столь дорогой товар, как автомобиль, это уже бьет по карману, и продавцы машин тоже не готовы брать подобные затраты на себя.

Впрочем, следует признать, что оте­чественный авторетейл в целом оказался не готов к вынужденной онлайн-торговле в условиях «карантинных» мер. Многие покупатели жаловались, что на сайтах дилеров в этот период было недостаточно фотографий и описательной информации о предлагаемых к продаже моделях. Дилерские предприятия божатся, что учтут эти претензии и в ближайшем будущем станут уделять больше внимания сфере продаж в виртуальном формате.

Увы, как окажется на самом деле, сказать сложно. Ведь сколько у нас было разных кризисов за несколько последних лет, и всякий раз мы слышали от тех же самых дилеров, что они «извлекли уроки», «поняли, что бизнес следует диверсифицировать», что «теперь знают, как избежать ошибок». И все равно в следующий раз вновь наступали на те же грабли. Однако некоторые, как мы уже знаем, больше не наступят – просто потому, что их в отрасли уже нет.


Автор Алексей Грамматчиков, редактор журнала «Эксперт» Издание Автопанорама №6 2020

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *